Мне бы радоваться, а я тут за тварь переживаю. Монстр тем временем слегка подергивал головой, словно принюхиваясь. Командир, спрятался за углом, твари пока его не видно, но сделает шаг, и вот он как на открытой ладони. Михалыча невидно, значит, жив, и тоже думает, как Петру помочь. Я посмотрел на сайгу, чтобы нанести ущерб нужно выйти, и подойти поближе. А это смерть, не уложу такую махину с одного выстрела, да и с десяти скорей всего тоже мысль что окажусь на открытом пространстве, повергала в ужас.

У нас под эту проблему целый штаб организован все думают и решают, и пока света в конце туннеля не видно. После разгрома котеджных, к ним приехал Гунар с братвой права качать, по типу наших верните и контрибуцию выплатить. А иначе, он пацанов с Вольного города кликнет, они тут все в щепу разнесут.

— А то, что я тебе нос сломаю, а потом ногу прострелю. Или, наоборот, как пойдет, — внутри росло чувство правильности и необходимости моих действий. “Так и кто у нас сейчас дома? Только Мария Петровна. Она у человек понятливый, на стол накроет, и пойдет чаевничать к подружкам”? — Скучный ты человек Игорь Борисович, — Рома откинул голову на спинку компьютерного стула, снова начиная буравить взглядом потолок. — Через восточные ворота выйдешь, там старое кладбище, пройдешь дальше, увидишь новее. Тебе к свежим могилкам, — я кивнул, он продолжил, — и завтра к Вячеславу Сергеевичу зайди.

  • Сорвал респиратор, пытаясь отдышаться, вроде получается.
  • После второй мировой все хуже было, восстановились же.
  • Кофеварка мерно заработала, следователь уселся напротив меня, отбил хоккейный марш костяшками пальцев, сказал.
  • И отработанным за долгие годы ударом ноги включил компьютер.
  • У меня ажно дух перехватила, от понимания, что за счастье на нас свалилось.

Я приобнял ее, и к своему удивлению ничего не почувствовал, словно робот выполнил стандартную операцию, со стандартным набором эмоций. В дверном проеме показалась Яна, с непривычно растрёпанными волосами, зато с обворожительной улыбкой, полной заботы и тепла. Поздние мысль свингер пати про арсенал за стеной, больно кольнула сознание. Горько слышать-таки слова, но на правду не обижаться, ведь если кто объявиться, то далеко не факт, что смогу стрелять на поражение. А ты бди, и я тебя умоляю только не спались. И если что вали любого, — скомандовал Петр.

Я походил вокруг, стараясь не путаться под ногами у работяг, даже в бетономешалку заглянул от безделья. Николай по-прежнему дулся в машине, а Михалыча так и не нашел. Обойдя очередную лужу, остановился возле кучи арматуры, вязанка высотой примерно до живота, а длиной метров так десять-пятнадцать, толщеной с палец. Хм, интересно, куском арматуры как быстро можно проломит череп зомбаку? Пожалуй, с удара одной рукой не получится, топор все же верней, а мачете еще лучше.

А так и не скажешь, что они романтичные натуры. Вытянул ноги, откинулся спиной на нагретые бревна бани, спохватился и поставил не выпитую рюмку рядом. Он почти бегом поспешил в сторону импровизированной парковки, мы все посмотрели на Люду. Та улыбнулась и чуть кивнула, мол вы ждите, сейчас всё проясниться.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время

Дело в том, что он никогда и не был тем, за что ты его принимал. Заставила себя посмотреть фото и видео из Бучи и Ирпеня. Мертвые люди – большинство в гражданской одежде – лежат вдоль улиц. Кто-то вместе с велосипедом лежит. Один из мертвых с завязанными сзади руками – мозг отказывается представлять, что предшествовало его смерти. Я лично знаю двух человек которые там были в эти дни и видели все своими глазами.

Особенно забавно, что это писал джентльмен, призывавший царя начать войну с турками за захват Константинополя и проливов. Уроженка Украины, тетя Валя Матвиенко, тут давеча заявила, что война, пардон, спецоперация началась потому, что Украина напала на Россию… Ей, наверное, будет радостно узнать, что сегодня как раз впервые дорогие россияне бомбили ее родину – Шепетовку… Так и про Катынский расстрел тоже долгое время говорили, что это немцы расстреляли столько народу.

Внезапно зарычала рация, Петр недовольно ответил, и чем больше слушал неразборчивое бормотание, тем больше хмурился. В глубине склада на столе лежал целый арсенал. Два автомата Калашникова, не те, что я привык видеть в играх и фильмах с деревянным прикладом, а пластиковые.

К тому же нужны машины, и, что немаловажно — топливо. И я готов отдать палец на отсечение, что все достойное уже растащили или поломали. Хорошо, добудем машину, чем заправлять будем? Я сделал глоток кваса, неумышленно сделав паузу, мужики внимательно смотрели на меня, дожидаясь пока допью. — Это правильно, что мужик выпьет. Когда долго под стрессом, нужна разрядка.

Паническая атака это была вот что, и это от одной мысли, что меня могли сожрать. И это нехороший звоночек, а в нашем мире набатный звон по мне, тут лучше самому в петлю, чем близких мучить. Точнее пулю в голову в наших то реалиях. Так отставить пораженческие настроения, все лечиться… и мы еще побарахтаемся.

Выпил кофе, в голове прояснилось, а по телу растеклась приятная усталость. Причин, для отказа я не видел, сам об этом размышлял, но не особо усердно, поставил недопитый кофе на столик, пошел одеваться. Выходили все также осторожно, за руль сел я, Гоша не умел водить. Вставил ключ в зажигание, откинулся на спинку кресла.

Приснился сон про Мертвого человека по Современному соннику

Засел за комп, скачивал все, что могло хоть как-то пригодиться, начиная от “сделай своими руками”, до схемы разбора двигателя для тракторов. Примерно к восьми я поймал сонно бредущего в туалет Санька, обрисовав ситуацию в двух словах, заставил дорабатывать за себя. Ехали примерно с час, проскочили через заброшенную деревушку. Усталые серые дома, нагоняли тоску, и желание как можно быстрее убраться, словно встретился с мертвяком лицом к лицу, а убить не могу только убегать.

— Самый главный, ему все подчиняются, он всем приказы отдает, без его ведома ничего не происходит, а сам он вроде как живет в Вольном городе. — Кхм, — она приосанилась как ученица перед приемной комиссией, — Игорь убил всех вожаков. Там если и соберутся, только когда приедет Гунар, до этого они запрутся и носа не высунут.

Я вздохнул, силясь унять внутреннее желание раздеть ее и… да вот что значит нерегулярный секс на втором десятке лет. Вроде сидел только, мысли всякие неприятные в голове вертел, а стоило милой девушки обнять, да постоять рядом в коротком пальтеце, как я уже голову теряю. И думать начинаю совсем другим местом. По началу думал, он винит меня в смерти Коли и Петра, но позже понял, все, наоборот, он на себя возложил эту тягость. Ведь он заставил парня ехать с нами, и он настоял на пути через Огре.

На утро я был злым, голодным и замёрзшим. Печь не сильно остыла, но все равно я продрог, наверное, привык к Бабкиной жаре в избе. И, понятно дело, кормить нас никто не додумался, с какой стати на чужие рты паек расходовать. Сам-то я продуктами не обзавелся, собирался ведь на один день, без всяких ночевок. Ладно, менять режим из-за неудачных условий — это не повод.

— Он там, — заорал я, махая рукой в сторону, где мне показалось шевеление, — он там ползет. Несостоявшийся убийца явно побежал до конца сетчатого забора, а после куда повернул? Направо, там ближайшие деревья, не в поле же ему уходить. Пробежал к бане, нещадно давя мамины цветы, тормознул возле края. Что-то мелькнуло в прогалине меж деревьев. Значит, я все правильно рассчитал.

Целы и хорошо, а остальное все по утру. — Убить хотели, — на удивление спокойно ответил я. — спросил я, смотря как по полю несется внедорожник, полосуя тьму светом фар, и добавляя красок проблесковыми маячками.

Ногой включил компьютер, как и у большинства людей моего возраста — первое действие после пробуждения. Теперь можно идти умываться, чистить зубы, ставить чайник. Черный кейс приятно заурчал, отзываясь на мои действия, и под писк включающегося монитора я ушел в ванную. Орлиное перо встал перед людьми, в их глазах был страх и боль.

Это так мило и так привычно для ордлынцев делать фото детей в танках, в бинтах, с гранатами, в военной форме. Взрослые играют детьми, готовя их к войне. А потом удивляются, откуда в подростках ОРДЛО такая злоба ко всему живому. Убить собаку-свободно, убить человека-легко, убить друга- заслужил, изнасиловать одноклассницу-давно пора. Полное одобрение со стороны взрослых.

Минут пять поворочался в машине, стараясь принять более удачную позу, но от этого стало только хуже. Нет, надо все же съездить к доктору. А то вдруг у меня там внутренне кровотечение, а я тут в непоколебимого героя играю. Хотел крикнуть старика чтоб довез, но он успел отойти к дверям центрального входа, сейчас разговаривает с каким-то мужиком. Курят беседуют, а мне тут мучатся. Хотел вызвать по рации, но понял это как-то перебор, надо ножками.

Вот просят у меня четыре тонны угля, я и рад дать, хоть просто так. А нельзя, ибо народ очень падок на халяву, раз покажешь слабину, потом всю жизнь будут ныть и давить на жалость. Стоит что-то сделать просто так, как глазом не успеешь моргнуть, а тебе это вменят в обязанность. Нет, тут нужен обмен, и никак иначе, и не просто поменять абы было, а почти равноценно.

Я резко затормозил, грудь ходила ходуном, перед глазами алая пелена, а пальцы немеют от силы сжатия. Простая мысль, а сколько облегчения. Так, надо думать о чем-то другом, иначе сорвусь. Если бы ни бешеный ритм последних недель, накрутил бы себя до придела и поехал мстить, по тупому, наголо с обрезом. Прежде чем ехать на задание, завернули на склад к Витьку, забрать прицеп и просмотреть план подъездов.

Машина жалобно заревела, срываясь с места. Почесав затылок, и где мне их искать. Ладно, деревня не город, найду, рано или поздно, но найду.

Четыре налысо бритых мужиков стояли возле двух новеньких “ленд крузеров”, все в кожанках. Отсюда не видно, но вроде ржут, чего это они тут забыли? Не успел я спросить, как получил ответ, два мужика в одних трусах, отползали от машин. Лысые махали в их сторону пистолетами и громко ржали. Я поймал себя на том, что почти не дышу, даже сердце вроде стало биться тише, умом понимаю, такого не может быть, а вот, кажется, и все тут. Один из братков поднял руку вверх и несколько раз выстрелил.

Не бьют и кормят хорошо, понимают, что если этих угробить, то новых им взять будет неоткуда. Первые недели эти лютовали, били кого непоподя, насиловали, — на этом слове она споткнулась, — убили многих как им казалось бунтовщиков. Когда был третий побег, поймали четверых, ну поставили на колени, а Граф им в головы стрелял, перед общим строем. А после оказалось, что эти только и смыслили в огородном хозяйстве.

В итоге я запорол три карты, хорошо имелся десяток, набрал чисто машинально от жадности. Получилось оптимальных три маршрута. Вроде все учел, глотнул воды, дьявол, как же кофе хочу.

Так что Лиза, по сути, находилась между молотом и наковальней. — Ааа, хорошо, — с этими словами выскользнул через ворота, но ожидаемого хлопка за спиной не раздалось. Обернулся, хмырь встал в проеме, помповик за спиной, сам же согнулся и усиленно пытается прикурить сигарету.

Глубоко вздохнул и сильно растер кулаками лицо чтобы хоть немного согнать дрему. — с некой долей обречённости спросил он. — Михалыч твою мать, вообще, охренел, — заорал я, — я же могу и в ответ стрельнуть. — Да нет там никого, вот тебе крест.

И по этой информации уже корректировать действия. И планов действия у нас имелось аж три штуки. Если схематично, то А, подкарауливаем урода на трассе и познакомим его тело со свинцом. B, я еду в поселение и выманиваю гавнюка из логова и по дороге мы решаем его судьбу. C, вызываем кавалерию из родных Пинат и мощно с помпой тут все раскатываем в асфальт, под благовидным предлогом конечно. Сам предлог придумаем походу действия, ведь рубь на сто, что там бандитское поселение.

— Мы успели выскочить из города перед началом полного апокалипсиса, хотели эвакуироваться только в Россию. У нее было очень трудное детство. Отец погиб на фронте в первые дни войны. Ольга говорит, что в городе уже нет ни аптек, ни магазинов, ни врачей, ни банков, ни пожарных.

Башка пустая, ни одной здравой мысли, только звон. Мать, надо было охранника валить и ствол забирать. Пострелял бы, они шуганутся и свалят, не солдаты ведь, чтобы воевать. Им жить хочется, да и сопротивления они, наверняка, давно не получали.

0 پاسخ

دیدگاه خود را ثبت کنید

تمایل دارید در گفتگوها شرکت کنید؟
در گفتگو ها شرکت کنید.

دیدگاهتان را بنویسید